*** TEST URL ADDRESS ***

16


o. (116-2) - сказал понуро сержант Двоеточие. - "Он воспринимает все это весьма саркастически
f. (69-2) Он закрыл глаза и зашевелил губами так, как-будто он читал что-то записан- ное у него внутри. "Я запятая квадратная скобка имя новобранца квадратная скобка запятая..
f. (121-2) - сказал Двоеточие. - "Он..
i. (72-2) Любимица не верила своим глазам, глядя на лицо Морков- ки. "...поддерживать Законы и Указы города Анк-Морпорка за- пятая служить общественному доверию и защищать вверенных ему Его скобка вычеркнуть все что вам не подходит скобка Величество скобка имя правящего монарха скобка ..
c. (118-2) - сказал он. - "Младшие констебли Жвачка и Осколок - не отдавайте честь! - вы идете со мной
i. (26-2) Дракон проткнул насквозь мешок и осматривался в поисках чего-либо сжечь.Все пытались исчезнуть с его пути. Глаза дракона скрестились в одной точке и он неожиданно икнул. Таблетка известняка шлепнулась со стуком о противопо- ложную стену. "Все вниз! " Они прыгнули в укрытие из брезента и кирпичей.Дракон снова икнул и в недоумении оглянулся. Затем он взорвался. Они подняли головы после того, как рассеялся дым, и взглянули на маленький печальный кратер. Леди Рэмкин вытащила из кармана кожаного комбинезона носовой платок и вытерла нос. "Глупое маленькое создание! " - сказала она. - "Да-а. Как ты, Сэм? Ты ходил навестить Хейвлока? " Бодряк кивнул. Никогда в своей жизни, подумал он, не смог бы воспользоваться идеей Патриция Анк-Морпорка назы- ваться только по имени, так что любой незнакомый человек мог его называть таким образом. "Я тут подумал о завтрашнем обеде
a. (124-2) - повторила Любимица. - "Не мисс. Морковка говорит, что у меня нет пола, пока я на службе
l. (13-2) Фасолька видел, как его убийца утаскивает...прочь...его тело. "Ничего личного, говорю вам
s. (60-2) - подсказал Морковка. Сержант Двоеточие почесал нос.Посмотрим...Итак, они по- лучили, согласно установленным нормам, и расписались за одну рубашку (кольчугу), один шлем, медный или железный, один нагрудник, медный (за исключением младшего констебля Любимицы, для которой пришлось соорудить особый, и младше- го констебля Осколка, который расписался за наскоро подог- нанные доспехи, предназначавшиеся для боевого слона), одну дубинку, одну пику или алебарду на экстренный случай, один самострел, одни песочные часы, один короткий меч (исключая младшего констебля Осколка), и один нагрудный знак члена Ночного Дозора, медный. "Я думаю, что они получили полный комплект, Морковка
a. (64-2) Сержант Двоеточие выглядел растерявшимся.Возможно и был закон для подобных случаев, впрочем Морковка во всем этом разбирался гораздо лучше.Тот знал законы Анк-Морпорка умом и сердцем.Он был единственным, кто их знал.Все, что знал Двоеточие, так это то, что он не принимал присягу при вступлении в Стражу, что же касается Валета, то самое луч- шее, под чем тот мог присягнуться, было "Мерзавец - это род игры в солдатики". "Ладно
l. (127-2) Тряска прекратилась.Пухляк был очень раздражен.Очень, очень раздражен. Послышался шорох.В мешке что-то зашевелилось, и оттуда, уставясь на Пухляка, показался другой дракон. Он выглядел раздраженным. Пухляк отреагировал единственным известным ему спосо- бом... Морковка стоял посреди улицы, со сложенными руками, в то время как два новобранца, стоявшие за ним, пытались удержать в поле зрения одновременно две приближающиеся ко- лонны. Двоеточие подумал, что Морковка был простаком.Сам же Морковка относился к людям очень просто.А он был... Люди ошибаются, думая, что простота - это то же, что и глупость. Морковка не был глупым.Он был прямым и честным, добро- душным и уважаемым во всех своих поступках.В Анк-Морпорке все это могло быть добавлено к слову "глупый" и в любом случае прилипло бы как медуза, взорвавшаяся в печи, но оставались еще два фактора.Первым был удар кулаком, кото- рый даже тролли научились уважать.Вторым было то, что Мор- ковка был абсолютно, сверхъестественно симпатичен. Он был добр с людьми, даже арестовывая их. У него была исключи- тельная память на имена. Большую часть своей юности он провел в маленькой коло- нии гномов, где было трудно познакомиться с новым челове- ком.А затем, внезапно, он очутился в большом городе, и случилось так, что талант дождался своего часа и раскрыл- ся... Он весело помахал рукой приближающимся гномам. "Доброе утро, мистер Длиннобедрый! Доброе утро, мистер Крепкорукий!" Затем он повернулся и помахал рукой предводителю трол- лей.Раздался приглушенный хлопок, как если бы потух, не взорвавшись, фейерверк. "Доброе утро, мистер Боксит! " Он держал руки, приложив их горстью ко рту. "Если бы вы все могли остановиться и послушать меня..
s. (134-2) "для большей пользы..
a. (62-2) "Сержант, они должны принести присягу
.. (147-2) "Кризма
t. (21-2) Именно здесь леди Сибил Рэмкин проводила большую часть своего времени. Она была, как уже упоминал Бодряк, самой богатой женщи- ной в Анк-Морпорке. По-правде говоря она была богаче всех остальных женщин В Анк-Морпорке вместе взятых и сложенных, впрочем это вряд ли возможно.А потому свадьба должна была получиться странной, говорили люди.Бодряк обращался со своими власть предержащими с едва скрываемым отвращением, ибо женщины вызывали у него головную боль, а мужчины - зуд в кулаках.А Сибил Рэмкин была последней из оставшихся в жи- вых наследницей стариннейших семей в Анк-Морпорке.Их швы- ряло как ветки в водовороте, а они кричали безжизненному... Когда Сэм Бодряк был мальчиком, то думал, что богачи едят с золотых тарелок и живут в мраморных дворцах.Позднее он узнал кое-что новое : очень богатые люди могут походить на бедняков.Сибил Рэмкин жила в нищете, которая доступна только очень богатым, нищета происходила совсем по другой причине.Женщины, бывшие просто зажиточными, копили деньги и покупали платья, сшитые из шелка и украшенные жемчугом и кружевами, но леди Рэмкин была так богата, что могла появ- ляться, топая резиновыми сапогами, в твидовой юбке, при- надлежавшей ее матери.Она была так богата, что могла по- зволить себе жить на бисквитах и сэндвичах с сыром.Она бы- ла так богата, что жила в трех комнатах тридцати четырех комнатного особняка;остальные комнаты были забиты очень дорогой и очень старой мебелью, покрытой слоем пыли. Как предполагал Бодряк, причина, по которой богатые бы- ли так богаты, была та, что они ухитрялись тратить меньше денег. Например носить сапоги. Он зарабатывал тридцать во- семь долларов в месяц плюс довольствие.Отличная пара кожа- ных сапог стоила пятьдесят долларов.Но доступная пара са- пог, которая выдерживала сезон или два, а затем текла как из преисподней, после того как протирался картон, стоила десять долларов.Именно такие сапоги всегда покупал Бодряк и носил до тех пор, пока подошвы не становились такими тонкими, что он мог поведать о туманной ночи в Анк-Морпор- ке, ощущая ногами булыжники. Увы истина была в том, что хорошие сапоги носились годами.Человек, который мог позво- лить пару сапог за пятьдесят долларов, всегда содержал свои ноги в сухости в течение десяти лет, в то время как бедный человек, который мог позволить только дешевые сапо- ги, тратил по десять долларов каждый год и имел постоянно сырые ноги. Это была "сапожная" теория капитана Сэмюэля Бодряка о социально-экономической несправедливости. Загвоздка была в том, что Сибил Рэмкин упорно не соби- ралась ничего покупать.Особняк был забит этой громадной, прочной мебелью, приобретенной ее предками.Она не изнаши- валась.У нее были целые ящики, полные ювелирных украшений, которые казалось собирались веками. Бодряку довелось уви- деть винный погреб, в котором полк спелеологов смог бы вы- жить таким образом, что они даже и не вспоминали бы о том, что потерялись. Леди Рэмкин жила совершенно комфортабель- но, тратя изо дня в день, как подсчитал Бодряк, в половину меньше, чем он.Но она тратила гораздо больше на драконов. Сияющее Убежище Для Больных Драконов было выстроено с очень-очень толстыми стенами и очень-очень легкой крышей, архитектурная причуда, которую можно найти только на фаб- рике фейерверков. И все потому, что нормальное состояние обычного болотного дракона - это быть хроническим больным, а естественное состояние недомогающего дракона - расплющи- ваться вдоль стен, пола и потолка той комнаты, в которой он находится.Болотный дракон - это плохо бегающая, опасно неустойчивая химическая фабрика в одном шаге от катастро- фы. Одном малюсеньком шажке. Строились догадки, что их привычка внезапно взрываться, когда они были злыми, воз- бужденными, испуганными или просто немного скучающими, бы- ла выработавшейся для выживания чертой характера *, чтобы лишить хищника мужества. Ешьте драконов, как предлагается, и у вас будет острое несварение, к которому более подходит название "радиус взрыва". * С точки зрения вида вообще, но не с точки зрения дра- кона, разлетающегося на кусочки по окружающему ландшафту. Потому Бодряк открыл дверь аккуратным толчком.Его охва- тил смрад драконов.Это был весьма необычный запах, даже по стандартам Анк-Морпорка, - и он привел Бодряка к мысли о пруде, годами засорявшемся алхимическими отходами, а затем осушенном. Дракончики свистели и орали на него из загонов по обеим сторонам дорожки.Многочисленные трепещущие языки пламени шипели, сжигая волосы на его голенях.Он нашел Сибил Рэмкин в компании с двумя малознакомыми девушками в бриджах, по- могавших управляться в убежище.Их обычно звали Сара или Эмма, и все они выглядели для Бодряка на одно лицо.Они сражались с тем, что на первый взгляд казалось разгневан- ным мешком.Она подняла глаза при его приближении. "Ах, это ты - Сэм
k. (134-2) "для большей пользы..